Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

Из дубля

Добро пожаловать!

Из дубля

Михаил Голубев о книге и творчестве Старого Семёна

Из интервью сайту шахи.укр, 7 июня 2015:

- В 2010 году при моем участии в Одессе была издана книга "Из дубля" московского интернет-писателя Старого Семёна. К сожалению, этого замечательного человека, настоящие ФИО которого - Семён Давидович Зуник, в прошлом году на стало. Он писал не затронутые политическими идеологиями рассказы о советской жизни - какой она была на самом деле. Кстати, лично я о советском времени без примеси идеологии и трех строк написать не способен. Не могу отвлечься от того, что точки в оценках государственной системы того грустного периода до сих пор не расставлены, а многие люди не научились разделять госсистему и другие стороны бытия. Поэтому, если не хотите, чтобы кто-то подумал, что хвалите компартию, а я - не хочу, приходится использовать разного рода указания, что позитивное существовало не благодаря, а вопреки системе. Что дышать, например, - хорошо и позитивно при любой власти... Ну вот, а у Старого Семёна всё решено художественным образом, есть пространство для различного персонального восприятия текста и событий. Это субъективно, но лично мне особенно нравится рассказ, который не успел войти в книгу, так как был написан позже - "Загадка красного клея". Его можно найти в интернете.

 

Из дубля

О цирке Шапито, храбрости, трусости и правах человека

Считается, что в Советском Союзе права человека грубо попирались. Отчасти это так, конечно. Но все же какие-то права у нас были. Можно было, например, слушать западные радиостанции: Би-Би-Си, «Голос Америки», «Свободу» и т. д. Нельзя было, правда, кому-то рассказывать о том, что ты слышал. Это уже подпадало под статью, помните – распространение заведомо ложных измышлений, порочащих советский государственный и общественный строй.
Но и те немногие права, какие были, человек терял с первой рюмкой водки. Выпивший трудящийся, передвигавшийся по городу, часто становился бесправной жертвой московских милиционеров, которые уже тогда, в семидесятые годы, вовсю занимались поборами с населения. Дешевле всего было откупиться от ментов на месте, не доводя дело до отделения милиции. Если все же составлялся протокол об административном правонарушении, то милиция присылала телегу на работу. Это влекло за собой большие неприятности – лишение премий, выговор и тому подобное. Короче говоря, путь человека от места выпивона до дома был труден и опасен.
Как-то наша компания выпивала в Нескучном саду. А рядом располагались задворки цирка Шапито – клетки с животными. Безо всякой охраны, отгороженные только небольшим заборчиком. И один парень, сильно перебрав, решил пожать льву лапу. Его отговаривали, пытались держать, но он всех раскидал и решительным шагом отправился к клетке. Казалось, еще чуть-чуть – и случится трагедия. И тут кто-то сообразил.
– Петька! – крикнул он. – Милиция!
И Петька тут же повернул назад.


© Старый Семён © Издательство «Благословенный город»

Из дубля

Особенности национального пьянства, или Почему Россия не Эстония

 Дело было лет тридцать пять тому назад. Одна известная советская шахматистка поехала в Эстонию играть в шахматы. И за ней стал ухаживать один эстонец. И пригласил ее в компанию.
Тут надо кое-что объяснить. В Эстонии тогда (а может, и сейчас) выпивали так: наливали спиртное в рюмку или стакан, или что там еще было – и пускали по кругу. Каждый выпивал по глотку, что-то не спеша говорил и передавал рюмку следующему. Процедура небыстрая. Сам я однажды несколько часов распивал с двумя эстонцами четвертинку из ликерной рюмочки.
Итак, ее пригласили в компанию – двенадцать мужчин, она и две бутылки водки. Емкость была – пивная кружка. Хозяева вылили туда бутылку – и первый глоток предложили даме. Дама сначала повыпендривалась: водку она не любит, нет ли вина и так далее. Но хозяева уверили ее в своем к ней безусловном уважении и восхищении ее красотой и шахматным талантом.
После чего она и выпила залпом всю эту кружку.
– А откуда я знала, что у них так принято? Мне налили – я выпила! – говорила она потом.


© Старый Семён © Издательство «Благословенный город»

Из дубля

Долг чести

Неисповедимы пути к женскому сердцу. Как-то один мой знакомый рыскал по отделам своего учреждения в поисках денег. Должен сказать, что дело это было непростое. Поскольку брал он взаймы часто, а отдавал намного реже. Поэтому деньги ему давали неохотно, а чаще просто отказывали.
Но тут ему повезло – в учреждении появился новый сотрудник. Вернее, сотрудница. И он обратился к ней с привычной просьбой – нет ли червонца до получки.
А та говорит:
– Понимаете, червонца у меня нет. Есть только двадцать пять рублей. Хотите, могу одолжить.
– Здорово! – восхитился он. – А тогда давайте пойдем в ресторан!
Против такой щедрости женское сердце устоять не могло. Так и завязался их роман. Они поженились, прожили вместе много лет, вырастили детей.
Но четвертак он ей, кажется, так и не отдал.


© Старый Семён © Издательство «Благословенный город»

Из дубля

Пушкин и шахматы, или Очерки семейной жизни

Известна фраза Пушкина из письма к жене: «Благодарю, душа моя, что в шахматы учишься. Это непременно нужно в каждом благоустроенном семействе. Докажу после».
Это как теорема Ферма. Тот тоже написал – сейчас, дескать, некогда, докажу как-нибудь потом.
С Ферма не спорю, а с Пушкиным попытаюсь.
Был у меня один знакомый мастер. И была у него жена, тоже шахматистка. Кажется, была и дочка. Все было, казалось, хорошо. И вдруг они развелись. Прошло какое-то время, встречаю его. Сели поговорить. И я спросил – в чем дело, что случилось?
– Да ты понимаешь, у нее была отложенная позиция, важная. И она попросила посмотреть. Я всю ночь анализировал, потом пошел к Геллеру. С ним посмотрели еще часа три. Прихожу домой, показываю ей все, что наработали, а она мне – ты дурак и ничего не понимаешь. Ну и как можно после этого с ней жить?
Вспоминается и другая история. Лет тридцать тому назад в ЦДСА проходил международный турнир с очень сильным составом. Вообще, в этом зале часто проходили шахматные соревнования – можно вспомнить матч на первенство мира Гаприндашвили – Кушнир, претендентские матчи Корчной – Таль, Корчной – Геллер.
Зал был всем хорош, особенно летом: большие окна выходили в сад, видны были кроны деревьев. Единственный недостаток – далеко от метро, пешком минут двадцать. И вот как-то я шел с турнира к метро.
Начался сильный дождь, и я спрятался под деревом. А там уже стояли В. В. Смыслов и его замечательная супруга, Надежда Андреевна. Которая, как известно, в шахматы не играет, но позицию понимает. И она строго выговаривала Василию Васильевичу:
– Стыд и срам, Вася! Белыми, в семнадцать ходов вничью! И с кем! С этим сапогом Гипслисом!
Василий Васильевич смущенно молчал и даже не пытался оправдаться. Вот как выходит – жена в шахматы не играет, а семья замечательная!

Но с другой стороны, не все так просто. Есть аргументы и за точку зрения Пушкина. Вот что может получиться, когда жена (да и муж) не играют в шахматы.
Как-то один знакомый меня спросил:
– У тебя никого нет линзы отшлифовать для телескопа?
Единственный, кого я мог вспомнить, Барух Спиноза, к тому времени (сообщаю молодым читателям) уже умер. Я говорю:
– А зачем тебе, Шурик, линзы?
– Да понимаешь, я с женой помирился. Надо же дома какое-нибудь занятие иметь. Вот решил телескоп построить.
– Зачем же так сложно! Не проще рыбок разводить? Или что-нибудь еще?
– Да я уже все это обдумывал! Рыбки – это значит дома сидеть!
– А телескоп?
– Да я уже на крыше место присмотрел! 

В общем, вопрос остается неясным.
 

© Старый Семён © Издательство «Благословенный город»